14:02 / 27.12.2017 Общество

Андрей Слюсарчук и "афера столетия": в роли аферистов оказались следователь, прокурор и судья

Дело об "аферисте со скальпелем" оказалось масштабной криминально-юридической фальсификацией

Picture

Самый громкий в истории Украины судебный процесс, известный как «Дело доктора Пи», вновь напомнил о себе. Похоже, о так называемом «разоблачении» профессора-нейрохирурга Андрея Слюсарчука, в ближайшем будущем страна заговорит снова.

Но – в уже абсолютно ином ключе.

Дело об «аферисте со скальпелем» трансформируется в историю о самой масштабной криминально-юридической фальсификации. Такой вывод напрашивается после изучения решения Апелляционного суда Тернопольской области, где почти год вновь рассматривалось это уникальное дело.

Уникальным его можно считать по ряду признаков.

Еще ни один процесс не сопровождался медийно в таких невиданных масштабах. Ни одному «расследованию» не посвящалось столько телевизионных эфиров, шоу, постановочных фильмов, газетных полос и терабайт публикаций в Интернете.

Ни один известный человек, попавший в жернова карательной машины, не был так клеймен и унижен до суда: вопреки презумпции невиновности, «убийцей» и «аферистом» еще до приговора Слюсарчука не называл только ленивый.

Никогда ни до, ни после «дела Слюсарчука», в основу криминального преследования не ложились газетные публикации.

Ни разу министр внутренних дел (в данном случае речь идет об одиозном Захарченко) не премировал журналистов и не благодарил их за «проделанную работу», причем еще до начала расследования. Чем, безусловно, обозначил вектор работы следствия,  предопределив судьбу Андрея Слюсарчука.

Процесс пестрит множеством таких удивительных тонкостей, благодаря которым общество однозначно было убеждено в том, что Андрей  Слюсарчук и «доктор смерть» – это одно лицо.

Недавнее решение апелляции добавляет этой истории еще большей уникальности. Почти никогда суд, который в нашей постсоветской действительности опущен до роли филиала прокуратуры, не идет против прокурорско-следовательской «доказательной базы», позиции СМИ и сформированного общественного мнения. Отправив дело на новое рассмотрение, судьи апелляции обосновали свое решение таким образом, что не оставили  суду первой инстанции шанса «оживить» процесс, от которого откровенно смердит продуктами распада фальсифицированных доказательств, притянутых за уши «фактов», лукавых трактовок событий, подтасовок и просто рекордного количества формально-юридических, процедурных и процессуальных нарушений.

И прежде, чем ознакомить читателя с содержанием судебного решения, возьмем на себя смелость утверждать, что «Дело Слюсарчука» вошло в фазу окончательного развала.

Подозреваем, что у представителей «Секты Доктора Смерть» сейчас от праведного возмущения разрывается мозг. После ковровой бомбардировки СМИ, для которых Андрей Слюсарчук годами служил главным пугалом в самой читаемой рубрике «убили-закопали», многие просто не могут впустить в себя мысль о том, что так громко припечатанный Фемидой Януковича «аферист-заризяка» и «вбывця-птушник» на самом деле – дипломированный высококвалифицированный врач, никаких документов не подделывавший и никого не убивавший.

Просто всегда есть люди, для которых топтание по свергнутому кумиру – акт, граничащий со сладострастием. И они ни за что не признают, что с гиканьем и улюлюканьем пинали невиновного.

Тем не менее, сейчас не Средние века. И методы инквизиции, которые исповедует отечественная судебная система, иногда дают сбой.

История вопроса

Сначала – необходимая историческая справка. Которая априори не может быть краткой в силу уникальной сложности и запутанности этого дела.

Профессор-нейрохирург Андрей Слюсарчук был арестован после массированной медийной атаки, в ходе которой львовская газета «Экспрес» обвинила его в отсутствии медицинского образования и незаконных нейрохирургических операциях, закончившихся смертью пациентов. В этот газетный сериал страна вникала очень заинтересованно, так как Слюсарчук был медийно известным персонажем, до начала преследования украинские СМИ говорили о нем исключительно в превосходной степени.

«Доктором Пи» его начали называть после демонстрации возможностей запоминания, в ходе которой Слюсарчук воспроизвел 30 миллионов числа Пи.

Профессор был обласкан властью: Виктор Ющенко после встречи и общения с ним даже издал Указ о создании «Института мозга».

После того, как Слюсарчук продемонстрировал очередной эксперимент, связанный с феноменом памяти и возможностями мгновенного анализа, обыграв шахматную программу «Рыбка», на него ополчилась «шахматная общественность». Утверждающае, что обыграть «Рыбку» живой человек не способен («этого не может быть, потому что не может быть никогда»). Вскоре к «интеллектуальной элите» подключились СМИ, причем их уже интересовали явно не шахматы.

Апогеем стал многомесячный «разоблачительный» сериал львовской газеты «Экспрес». Которая методично публиковала леденящие душу рассказы о кровавых похождениях «Доктора Пи», убивавшего даже невинных младенцев, «похоронившего свою маму живьем», и устраивавшего оргии в общежитии с участием министров. Сюжеты были порой алогичными и откровенно фантастическими, однако перепечатывались многими СМИ и полностью, и в виде новостей. Эта технология на языке пиарщиков называется «разгоном» или «вентилятором». Население впадало от красочно описанных жутких сцен в экстаз негодования. Газета утверждала, что Слюсарчук – выпускник ПТУ, что его дипломы – подделка, и что он является таким себе специфическим маньяком, который при общей умственной отсталости  и даже олигофрении, умеет обводить вокруг пальца всех – начиная с наивных мамочек и заканчивая министрами и президентами страны! И силу какой-то необъяснимой психической патологии, периодически делает трепанации черепа «жертвам» своего обмана.

Явный идиотизм этого портрета почему-то напряг очень немногих. В том числе и потому, что материалы «Экспреса» – желтого таблоида с тягой к надутым сенсациям, – с удивительным старанием перепечатывались даже некоторыми вполне респектабельными СМИ, скажем, «Левым Берегом». Который ни до, ни после «темы Слюсарчука» не грешил перепостами подобного рода.

Символическую точку в истории поставила возникшая из недр «Экспреса» справка из Московского медуниверситета, в которой утверждалось, что Андрей Слюсарчук там не учился. С которой редактор и владелец газеты Игорь Починок заявился ночью в окружении телекамер в львовскую милицию, где устроил прямоэфирное шоу с требованием немедленного ареста «Доктора Пи». На подтанцовке у Починка был довольно занимательный персонаж, тогда еще простой нардеп – Андрей Парубий. Да, тот самый нынешний спикер парламента, поставивший рекорды пренебрежения Конституцией и Регламентом ВР, протягивая нужные власти «реформаторов» антинародные законопроекты.

Роль Парубия в этой грязной истории еще предстоит выяснить. Но вскоре после маленького ночного шоу, тщательно растиражированного СМИ, Андрея Слюсарчука арестовали.

14 февраля 2014 года Сиховский суд Львова приговорил Андрея Слюсарчука к 8-ми годам лишения свободы за использование заведомо поддельных документов, незаконную медицинскую практику, убийство по неосторожности, мошенничество. Львовская апелляция приговор оставила в силе.

Сам судебный процесс прессой освещался почему-то не так активно, как фаза «разоблачения». Поэтому в памяти народной остались лишь кровавые истории «Экспресса» и непосредственно сам приговор – естественно, сладострастно разогнанный медиа. Судебные же перипетии, длившиеся больше года, оказались «белым пятном». Этот информационный «провал» выглядел бы нелогичным, если бы не имел абсолютно четкого результата: для общества была сконструирована история о «справедливым возмездии».

Однако для тех, кто наблюдал за судебным процессом изнутри, эта «справедливость» оставила горький привкус судилищ по методичкам советского прокурора Вышинского. Когда прокуратура дает суду тонны откровенных маразмов, а суд их подобострастно одобряет, закрывая глаза и уши на любые аргументы в пользу невиновности «врага народа».

И оказалось, что это не просто впечатление. История только начиналась…

24 марта 2016 года Высший специализированный суд по рассмотрению гражданских и уголовных дел отменил своим решением приговор профессору Андрею Слюсарчуку. И отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию. Это сенсационное (с учетом былой резонансности дела) событие было полностью проигнорировано СМИ. Развернутый анализ решения кассации был сделан только сайтом «Политика и Культура», который все эти годы внимательно следил за ходом процесса – с документом можно, при желании, ознакомиться.

Резюме кассации было таким:

«Коллегия судей считает, что при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции были допущены нарушения требований уголовного процессуального закона, которые являются существенными, поскольку ставят под сомнение законность и обоснованность судебного решения».

После этого Андрея Слюсарчука выпустили из колонии. Именно в результате отмены приговора – такова судебная практика, означающая, что вина человека не доказана.

Но в информпространство вылетела очередная «утка», сводящаяся к тому, что Слюсарчука выпустили по такому-сякому закону Савченко – вместе с купой убийц и насильников! Остается только догадываться, что было причиной массового медийного «заблуждения» – идиотизм новостийщиков, не считающих нужным проверять информацию, или чья-то сознательная игра, – но факт остается фактом: СМИ дезинформировали общество, еще раз «прокачав» версию виновности Слюсарчука.

Но если, как говорится, «один раз – не пи…», то второй уже вызывает обоснованные сомнения.  Ибо когда 17 декабря 2017 года Апелляционный суд подтвердил позицию кассации, отменив приговор первой инстанции и отправив дело на новое рассмотрение, подавляющая часть СМИ вновь впала в синхронный идиотизм, подав эту новость с точностью до наоборот! В качестве «эталонного» приведем заголовок героического «разоблачителя» – газеты «Экспрес»: «Доктора Пи» повторно признали виновным по пяти тяжелым статьям».

Хотя любому вменяемому человеку, умеющему читать пусть не судебные решения, но хотя бы релизы пресс-службы суда, было ясно, что  профессора Андрея Слюсарчука на самом деле фактически оправдали.

Теория и практика большой мистификации

Столь развернутое предисловие необходимо для того, чтобы действительно оценить работу, проделанную судебной коллегией тернопольской апелляции. Дело, судя по объему судебного решения – 65 страниц – и его содержанию, проанализировано досконально. Общий вывод однозначен: судебный процесс, возглавляемый судьей Сыхивского райсуда Львова Назарием Дулебко, изначально имел исключительно обвинительный уклон. Суд не устанавливал справедливость. Он «работал» на тяжелый обвинительный приговор, полностью игнорируя все факты, доводы и доказательства стороны защиты. При этом сторона обвинения, представляемая прокурором Прокоповым, без проблем скармливала суду откровенно сомнительные, в том числе и явно незаконные «доказательства» вины Слюсарчука.

Ключевой фрагмент этой дивной судебной эпопеи – вопрос якобы отсутствия у Слюсарчука медицинского образования. Не будь у следствия этого козыря – образ «птушника-заризяки» растворился бы сам собой.

Тут необходимо небольшое отступление. Операции, которые делал Андрей Слюсарчук, даже в этом суде были названы «операциями отчаяния». Даже эксперты, привлеченные прокуратурой, выдавили из себя признание, что в ряде случаев Слюсарчук «оперировал фактически труп». Как и то, что смертность при подобных хирургических вмешательствах достигает 90 процентов. То есть, не «лишив» профессора диплома, обвинение не смогло бы предъявить ему ровным счетом ничего! Ни незаконной врачебной практики, ни убийства по неосторожности, ни мошенничества (таковым прокуратура считала трудоустройство по «заведомо поддельным документам»).

Поэтому, прежде всего нужно рассмотреть дело и выводы коллегии апелляционного суда, именно в разрезе обвинения Андрея Слюсарчука в отсутствии медицинского образования и подделке дипломов.

В основу этого обвинения Генпрокуратура положила категоричное заявление – все дипломы являются поддельными. Точка! Естественно, в судебной практике это утверждение должно быть доказано фактами и показаниями свидетелей. Но в нашем случае следователи и прокуроры выдали свое предположение за аксиому, не требующую доказательств.

В материалах дела нет ни единого намека на сведения о том, кто, когда и как подделал документы. Единственная бумажка, которой сторона обвинения пыталась подпереть свое предположение – «Акт служебного расследования Государственого образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российский государственный медицинский университет Федерального агентства охраны здоровья и социального развития Российской Федерации» от 31.10.2011 г. В котором утверждается, что дубликат диплома Слюсарчуку якобы был выдан в 2005 году незаконно.

История с появлением и содержанием этого Акта выглядит с юридической точки зрения откровенно несостоятельной. Во-первых, «Акт» сторона обвинения предоставила  суду почему-то в виде ксерокопии. Что уже само по себе убивает его как легитимное доказательство, ибо суд, согласно закону, может принимать в качестве доказательств только оригиналы документов. Во-вторых, форма документа оказалась абсолютно ущербной: в бумажке не указано, по чьей инициативе проводилось «расследование», какой была его цель, установлены ли лица, выдавшие дубликат, и наказаны ли они за это должностное преступление в установленном порядке… То есть по всем юридическим нормам, это «доказательство» стоит не больше клочка бумаги, выплюнутой копировальным аппаратом. Однако судья Дулебко на все это тупо облокотился и даже не попросил у прокурора Прокопова оригинал бумаженции.

И это еще не все. Правила судебных разбирательств в такого рода вопросах предполагают опрос лиц, подписавших документ, в качестве свидетелей. Что не было сделано ни в процессе следствия, ни в суде. Так кто эти люди, подписавшие «акт» – Владимиров, Ельцин, Порядин, Дудина? Они существуют? Их подписи реальны? Куда исчез оригинал, в конце-концов? Суду эти вопросы оказались «до лампочки». А вот приглашенный в апелляцию эксперт заявил, что подсунутый прокуратурой ксерокопированный клочок бумаги не позволяет установить ни аутентичность подписей, ни вообще его происхождения…

И, наконец, есть интересная нестыковка, которая окончательно цементирует сомнения в том, не является ли «Акт» продуктом мистификации следствия, прокуратуры и медиа. Этот «документ» датирован, как мы помним, 31.10.2011 года. Но существует еще и ответ московского медуниверситета  газете «Экспрес», в котором есть ссылка на проверку выдачи факта дубликата диплома, датированная 26.10.2011 года. Напрашивается вопрос: каким образом газете «Экспрес», демонстрировавшей удивительную заинтересованность в «посадке «Доктора Пи», 26 октября сообщили о том, что было якобы установлено только 31 октября?

Получается, что прокуроры с большой долей вероятности обвиняли Слюсарчука в «подделке документов» с помощью… подделки? Такое предположение напрашивается еще и потому, что на этом «обвинительном» тортике есть и вишенка: сама природа появления на свет этого «Акта», науке неизвестна. Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения о правомерности его получения. Следствие не предоставило суду международного поручения, обязательного для сбора доказательств в другой стране! Поневоле закрадывается подозрение, что такого документа не существует – будь он у следователя Сороки, находился бы в деле, но… его там нет! (Так и оказалось – на запрос адвокатов Главное следственное управление и ГПУ ответили, что в их архивах международные поручения по данному делу отсутствуют).

По совокупности всех этих признаков, Акт является классическим образцом ненадлежащего доказательства! Но – был положен в основу обвинения. Причина проста – больше у следствия и прокуратуры аргументов не было.

А вот у защиты – были. И апелляция четко на них указала.

Первое. Суд отказался брать во внимание показания заведующей архивом медуниверситета Крикун М.Г. о том, что в 2005 году Слюсарчуку, по его обращению, законно был выдан дубликат диплома взамен испорченного. Причем свидетельства завархивом звучали довольно интригующе и могли бы дать суду повод для серьезных сомнений в категоричных выводах прокуратуры. Дело в том, что «на момент расследования личное дело студента Слюсарчука А.Т. в архиве Российского Государственного медицинского университета Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию Российской Федерации, обнаружено не было». Однако, как показала заведующая архивом, (Том 18 л.д. 1-4), в 2005 году она при подготовке архивной справки проверяла данные о его обучении. «Такие данные были подтверждены имеющимся в архиве личным делом студента Слюсарчука А.Т. На основании сведений об обучении Слюсарчука А.Т., которые содержались в этом личном деле, Крикун М.Г. подготовила архивную справку, которую передала в ректорат для выдачи дубликата диплома… Крикун М.Г. также подтвердила, что представленный Слюсарчуком А.Т. поврежденный оригинал диплома ею был приобщен к личному делу Слюсарчука А.Т.»

Версия о загадочном исчезновения личного дела Андрея Слюсарчука из архива медуниверситета, суд почему-то никоим образом не заинтересовала…

Второе. Утверждения заведующей архивом выглядят правдоподобно, если учесть, что хотя личное дело Слюсарчука из архива исчезло, документальные «следы» его обучения все-таки остались. В журнале регистрации выдачи дипломов медуниверситета была-таки  обнаружена запись о выдаче диплома Слюсарчуку А.Т. Однако прокурор объяснил эту маленькую неприятность просто, заявив что запись – поддельная. И суд согласился! Хотя утверждение прокурора было взято с потолка – никакой экспертизы по факту «подделки» записи не проводилось.

Третье. Суд отклонил показания свидетеля, который утверждал, что в 2005 году присутствовал при выдаче дубликата диплома Андрею Слюсарчуку в медуниверситете им. Пирогова.

Четвертое. Суд не принял во внимание показания свидетеля – известного киевского нейрохирурга, – который утверждал, что его супруга училась в одно время с Слюсарчуком в медуниверситете и помнит его по учебе.

Пятое. Суд отказал в ходатайстве провести графологическую экспертизу подлинности подписи ректора Московского медуниверситета В.Н.Ярыгина, которая стоит на дипломе Андрея Слюсарчука. Ни следствие, ни суд не допросили Ярыгина в качестве свидетеля.

Шестое. Слюсарчук предоставлял суду список из 90 своих однокурсников и около 20-ти преподавателей, с ходатайством опросить их в качестве свидетелей. Почему судья Дулебко удовлетворил истерику прокурора и это ходатайство отклонил – вопрос, не поддающийся логическому объяснению.

Это далеко не полный перечень прямых и косвенных указаний на то, что однозначное утверждение прокуроров о подделке документов, мягко говоря, несостоятельно.

Впрочем, в деле есть и прямые указания на то, что рассказы следователя Сороки и прокурора Прокопова об отсутствии у Слюсарчука образования являются вымыслом. В частности, в фрагменте с получением Слюсарчуком второго высшего в Санкт-Петербургском университете. В материалах дела есть копия личного дела студента Слюсарчука А.Т., педоставленная этим вузом. Факт его обучения в данном учебном заведении подтверждается и показаниями руководителя службы делопроизводства университета, свидетеля Исаевой Г.А., которые были объявлены в суде.

Таким образом, у следствия и суда были абсолютно достоверные данные о том, что «Слюсарчук А.Т. поступил в Ленинградский (ныне Санкт-Петербургский) университет в 1992 году, учился там и закончил этот вуз в 1993 году, получив 30.06.1993 г. в определенном законодательством РФ порядке, диплом о переподготовке Санкт-Петербургского государственного университета серии ДВП № 042231».

И как прокурор и судья поступают с этой маленькой неприятностью, разбивающей их версию о «птушнике со скальпелем»? Ни за что не догадаетесь! Эта история была «размазана» таким образом, что прокурор и судья вполне могут претендовать на звание «аферистов столетия».

В приговоре утверждается, что диплом Слюсарчука о переподготовке в Санкт-Петербургском государственном университете по специальности «Практическая психология в системе здравоохранения» и присвоении ему квалификации психолога, «содержит ложные сведения и является поддельным». Что позволило навесить на подсудимого обвинение в мошенничестве (трудоустройство по этому «поддельному» диплому). Но, понимая, видимо, что эта беспредельная наглость полностью опровергается данными от правоохранительных органов РФ, в мотивировочную часть приговора наши служители Фемиды вписывают удивительнейшее признание: «Однозначно установлено, что подсудимый Слюсарчук А.Т. не обучался в учреждениях РФ, кроме Санкт-Петербургского государственного университета» (абзац 5 стр 159 приговора).

Это попытка, вызывающая когнитивный диссонанс: следствие, прокуратура и суд изобрели формулу – «учился, но диплом подделал». Хотя в деле есть ответ из Санкт-Петербурга, где прямо подтвержден факт выдачи диплома.

Как говорится, «тут играем, а тут – рыбу заворачиваем…»

Who is Mr. Slyusarchuk?

Изучив всю эту (и многочисленную другую) следственно-прокурорскую муть, апелляция пришла к выводу:

«…местным судом преждевременно сделан вывод о виновности Слюсарчука А.Т., в том числе и по ст. 138 УК Украины, поскольку его медицинское образование было подтверждено в Украине уполномоченным органом (документы о нострификации, которые действительны и не отменены), что, в свою очередь, давало ему право на осуществление лечебной деятельности в Украине; по недоказанности предъявленного Слюсарчуку А.Т. обвинения в подделке документов по ч.4 ст. 358 УК Украины, поскольку не указано, когда, кем и каким образом была осуществлены подделка документов, за использование которых как заведомо поддельных он осужден…»

Таким образом, суд вернул Андрею Слюсарчуку все его дипломы и звания. Для тех, кому для полноты счастья необходимо обсасывать на кухнях косточки очередной экспресовской Чупакабры, а так же СМИ, которые продолжают использовать формулу «выдает себя за…» напоминаем, who is Mr. Slyusarchuk: профессор, доктор медицинских наук, врач-нейрохирург высшей категории.

Это означает, что остальные обвинения отпадают сами собой.

Однако апелляционный суд указал еще на множество моментов, свидетельствующих о том, что «Дело Доктора Пи» является корявым фальсификатом от «а» до «я». Начиная от попыток слепить Слюсарчуку альтернативную биографию, выдав его за другого человека, заканчивая судебно-медицинскими експертизами, написанными исключительно под диктовку прокуратуры и ворохом процесуальних нарушений, вершина которых – незаконное содержание под стражей почти два с половиной года…

Поэтому – продолжение следует.