22:21 / 30.08.2010 Общество

Стаханов - с его именем связано начало самого массового трудового подвига

К 75-летию «стахановского движения»

Picture

Даже сегодня, спустя 75 лет, нет-нет, да услышишь в кругу знакомых или просто на улице фразу: «Ну, ты и стахановец», относящуюся, к любому виду деятельности или просто обычному рабочему событию – от производства до уборки территории. А спроси у молодежи, а кто такие стахановцы, ответ получишь самый неожиданный: от ударника труда до «спеца» по ускоренному поглощению, к примеру, попкорна…

Действительно, а что мы, дети шестидесятых и их потомки знаем о самом массовом трудовом движении середины тридцатых годов, кроме голодоморов и массовых репрессий.

История свидетельствует, что «стахановское движение», как самое массовое движение новаторов социалистического производства в Советском Союзе «передовых рабочих, колхозников, инженерно-технических работников за повышение производительности труда на базе освоения новой техники» возникло в годы второй пятилетки, а точнее  в 1935-м, как новый этап социалистического соревнования. И связано это движение с именем простого забойщика (причем, даже не члена партии) Алексея Григорьевича Стаханова, добывшего на донбасской шахте «Центральная-Ирмино» в Кадиевке (ныне город Стаханов) в ночь с 30 на 31 августа 1935-го за смену  102 тонны угля при норме в семь, что в четырнадцать раз превысило норму, установив, тем самым, рекорд.

Алексей Стаханов в забое (снимок сделан спустя два месяца после рекорда)

Ряд историков сегодня ставит под сомнение его «единоличное лидерство», подтверждая целой кучей фактов и воспоминаний. Но следует сказать честно, что в любом рекорде есть успехи, как его «установителя», так и «помощников». Да и сам Алексей Стаханов, отличавшийся скромностью, никогда не скрывал имен своих подручных и руководителей. Главное то, что именно с его именем связано начало самого массового трудового подвига наших дедов и бабушек. Для них имя Стаханова стало символом восстановления могущества страны, стало именем труда и гордости. И это действительно то движение, которое родилось не в кремлевских кабинетах, а в забое, там, где нет места популизму, демагогии и пустой трескотне. Как бы там не оценивали свершения Алексея Григорьевича и его дальнейшую жизнь (сложившуюся, кстати, совсем не по-стахановски, а, как говорят некоторые острословы «по-стакановски»), именно он дал старт, продолженный во всех отраслях промышленности и сельского хозяйства. Продолжателями дела Алексея Стаханова стали Алексей Бусыгин в автомобильной промышленности, сестры Виноградовы в текстильной, Николай Сметанин в обувной, Петр Кривонос на железной дороге, Прасковья (Паша) Ангелина в сельском хозяйстве, точнее в механизации и многие представители всех остальных отраслей народного хозяйства. Движение трудовых масс, а оно именно таким и было, способствовало значительному росту производительности труда. Уже к началу 1936-го «стахановцы» создали «университеты стахановского движения», курсы мастеров социалистического труда, учили молодых рабочих и колхозников новым методам производительности. Появились первые бригады «стахановцев», а с ними, на предприятиях и в колхозах получили развитие стахановские пятидневки, декады, месячники. Уже и первые стахановские предприятия стали известны всей стране. Неслучайно, что в декабре 1935-го пленум ЦК ВКП (б) специально обсуждал вопросы развития промышленности и транспорта в связи со стахановским движением. В резолюции пленума было подчеркнуто: «Стахановское движение означает организацию труда по-новому, рационализацию технологических процессов, правильное разделение труда в производстве, освобождение квалифицированных рабочих от второстепенной подготовительной работы, лучшую организацию рабочего места, обеспечение быстрого роста производительности труда, обеспечение значительного роста заработной платы рабочих и служащих». Хорошие слова, или как сегодня принято говорить, правильные.

Но, как это часто бывало в нашей недавней истории, замечательные идеи и порывы трудовых масс становились орудием, сначала кремлевской пропаганды, а затем и всего партийно-бюрократического аппарата. По инициативе Лазаря Кагановича, стахановское движение было внедрено во всю жизнь советского общества, точно так же, как спустя полвека после свершений Алексея Григорьевича, другой «стахановец», но уже партийный, он же Михаил Горбачев, внедрял перестройку всюду…

Началось выделение стахановцев не только по производственным показателям, но и «по одежке» так же. Появились знаки стахановцев, ставших украшением любого выходного пиджака или жакета. Люди действительно гордились этим почетным знаком, но не всем же быть шахтерами, транспортниками, текстильщиками, а ударниками хотели быть все…

Знак стахановца-шахтера     

   

Значок стахановца золотоплатиновой промышленности, правда, на нем «дедушка Калинин» больше смахивает на Льва Троцкого (Сегодня этот знак очень редкий, поскольку многие его владельцы так и остались там, где стали стахановцами золотоплатиновой промышленности…)

Специально к развитию массовому стахановскому движению был учрежден новый орден «Знак Почета», ставший кстати, самым массовым по числу награждений за ударничество и стахановское новаторство.

По идее, первым кавалером этой награды должен был стать сам Алексей Стаханов, но, по «прихоти» Кагановича, ему дали орден Ленина, а первым орденоносцем «Знака Почета» стал узбекский хлопкороб-стахановец  Арктыбай Тиллябаев

 И вот, по идее кремлевских пропагандистов, стахановское движение получило распространение везде и всюду. Появились стахановцы и среди врачей, пекарей, библиотекарей, и даже, среди производителей … спирта. Хотя, «спецы по его употреблению», называли себя чуть иначе – «стакановцы»…

 

Иван Поляков – главный стахановец спиртовой промышленности

Понятно, что ничего необычного в этом не было, ибо, ударник, он и в спиртовой промышленности (кстати, очень важной в то время) ударник. Другое дело, что стахановское движение превратилось из народно-творческой инициативы во всенародную обязанность. И это уже особенности национальной политики, если «стахановство», то во всем, если перестройка, то всего, даже того, чего и перестраивать- то не надо было…

Тем не менее, роль и место стахановского движения в истории отечества, чрезвычайно велика, хотя в сегодняшнем восприятии, особенно молодежи, трудно его оценить, ведь новаторство 30-х, с учетом создания новой экономики, это действительно тот искренний порыв, который сегодня стал легендой. Именно эти люди новые, особенные, стали не только символами новаторства, но и отличительными знаками новых советских банкнот образца 1938-го, как, к примеру, один рубль с изображением шахтера-стахановца.

Сегодня Алексей Стаханов и движение его имени, уже история, но это наша история, знать которую и помнить, мы просто обязаны. Да, а кстати, а что же сам герой и инициатор? Какова его дальнейшая история, спросит читатель. Ответим, хотя сделать это очень и очень трудно, ибо имя героя ставшее известным при жизни, при жизни и было забыто...

Сразу же после почина, причем искреннего и деполитизированного, Алексей Григорьевич был направлен в Москву учиться в Промакадемию, ту самую, которая столько хлопот давала Сталину и работы НКВД в 1937-м. С началом Великой Отечественной Алексей Стаханов с семьей (женился на девушке 15-ти лет) работал начальником шахты № 31 треста «КарагандаУголь». Почему лишь начальником шахты – да потому, что знаний, мягко говоря, у обычного шахтера было недостаточно для более высоких чинов. С 1943 по 1957 годы снова в Москве, где был руководителем сектора организации социалистического соревнования Народного комиссариата угольной промышленности СССР. В 1957-м, как свидетельствуют сослуживцы «по воле» Хрущева «был вернут» на Донбасс, где проживал в городе Торезе и работал на рядовых должностях в тресте и на шахтах. Семья очень тяжело переживала переезд из столицы страны в столицу угольную, что, конечно же, сказалось и на морально-политическом состоянии героя пятилетки. Как результат – постоянные выпивки, которые превратили Стаханова в пациента психиатрической больницы, где он и умер 5 ноября 1977-го в преддверии юбилея Великого Октября. А вот звание Героя Социалистического Труда Алексей Стаханов получил лишь во времена Леонида Брежнева и Сталин к этому, как ошибочно пишут некоторые историки, не имеет ни какого отношения.

Памятник Стаханову в городе его имени и могила Алексея Григорьевича в Торезе 

Но имя и дела Алексея Стаханова, как и все движение его имени, остались в памяти народа.

А может нам сегодня, как раз, и нужны настоящие стахановцы производства, а не «стахановцы от митинговщины, от приватизации, от ускоренных переписываний истории…».

Или как анекдоты с комиксами, типа: «Василий Иванович Штирлиц»…

 

Сергей Смолянников