01:30 / 08.08.2008 Спорт

Превратности судьбы «Русского танка» (ФОТО)

Ричард Карпов в свои 77-мь по прежнему любит бокс и… женщин

Picture

Сегодня в день открытия XXIX Летних Олимпийских игр легендарному боксеру Ричарду Александровичу Карпову, первому из Украинской ССР участнику Олимпиады в Мельбурне 1956 года, исполняется 77 лет.

Жизнь не раз его нокаутировала. Хотя «Русский танк» (спортивное прозвище) за свою боксерскую карьеру ни разу не падал на настил ринга. Известный в прошлом боксер Ричард Карпов (так назвал его отец после просмотра фильма «Ричард – Львиное сердце») после ухода из большого спорта был отправлен «в места не столь отдаленные». За 10 лет заключения он прошел 9 тюрем и несколько лагерей, но не сломался. Он не скрывает этих фактов своей биографии, поскольку точно знает, что не виновен. «Преступники те, кто изуродовал мою судьбу. Хотя я это и воспринимаю как Божью кару», - философски рассуждает сегодня Ричард Александрович обо всем, что с ним приключилось.

Визитка собеседника: Родился 8.08 1931г. Семикратный чемпион Украины, четырехкратный чемпион СССР. Мастер спорта СССР. На ринге провел 250 боев (всего в 9-ти проиграл)

Родился он в Москве в 1931 году, а в 1936 его отца репрессировали, поэтому Ричард Александрович его почти не помнит. А вот о покойной матушке вспоминает без особой теплоты, хотя время и годы «стерли» в его памяти «острые углы» их взаимоотношений. Дело в том, что маленький Ричард летом 1941 был отправлен в гости к сестре отца в Евпаторию, там его война и застала. В Москву с территории оккупированной Украины он вернулся только в 1943 и с 12 лет был вынужден сам устраивать свою жизнь, так как матушка успела выйти замуж и в ее новой жизни место Ричарду было отведено второстепенное. «Живи здесь, а кормись за свои деньги»,- заявила мать, при том, что отчим работал заведующим заводской столовой.

На 200 гр. выдаваемого по карточке хлеба, не выживешь, приходилось постоянно думать, где прокормиться. Работал он учеником слесаря, потом по примеру старших товарищей – таких же, как он, голодных пацанов – пошел в ремесленное училище при заводе им. Сталина (ныне Лихачева). Вот так и мужал тезка знаменитого английского короля.

- Ричард Александрович, а как вы в бокс пришли?
- Дворовое «пацанское братство» приобщило. Были такие в послевоенной Москве, особенно в неблагополучных районах. Потом в «ремеслухе» стал выступать за «Трудовые резервы». Попал к замечательному наставнику, в дальнейшем заслуженному тренеру СССР Михаилу Соломоновичу Иткину. Он был изумительным человеком: не только учил нас драться, но и прививал любовь к искусству боксировать. Михаил Соломонович сравнивал бокс с балетом и говорил, что зритель жаждет не крови, а изящества зрелища, умения бойца тактически грамотно обыграть своего соперника. Под его руководством я в 17 лет выиграл чемпионат СССР.

- А кто и где вас назвал «Русским танком»?
- В 1955-56 гг. сборная Советского Союза по боксу «прошлась по Европе». Мы тогда громили всех, настолько велико было желание показать, что мы - советские, а значит – лучшие. Я тогда все свои поединки заканчивал досрочно. В 55-м на Европе «побил» фина, в матче СССР-Англия в первом же раунде нокаутировал знаменитого Терри Колинза, в Париже уронил чемпиона Франции Буклофа, а в Германии – Франца Кеуля. Веселое было время. Именно тогда меня и прозвали «Русский танк». Зарубежная пресса писала, что я трачу меньше времени для того, чтобы нокаутировать соперника, нежели секунданты - чтобы привести своего подопечного потом в чувство. Приятно вспомнить, черт побери.

- Как вас, сына «врага народа», 3 года прожившего на оккупированной территории органы выпускали из страны?
- Впервые я попал за границу в 1952 году - на Всемирные студенческие игры в Польшу. Проверяли меня очень тщательно. В это трудно поверить, но, как ни странно, ничего не сказали по поводу отца, который в 30-е годы «пропал без вести». Мне дали разрешение. В те годы я побывал во Франции, Германии, Австралии, и ни разу никаких проблем с выездом за рубеж не было.

- Ричард Александрович, а предложения оставить «немытую Россию» не поступали?
- Было дело. Впервые это произошло в апреле 1956 года во время международного турнира во Франции - в первый же день мне предложили остаться, но я отказался. Я не мог себя представить в чужой стране. Казалось бы, блистающий респектабельный Париж, но все такое чужое, даже запах не наш, не славянский. Я встречался там с русскими, которые попали во Францию в период белой эмиграции, они так и не стали там своими, в душе остались теми же русскими, потому и нас, «красных», встречали с радостью. Я не мог себе представить, как можно оставить свою Родину. Надо было ломать себя психологически, а я не мог, вернее, не хотел этого делать. Если бы я тогда даже знал, какой «подарок» мне приготовила судьба, все равно бы не остался там. Да и был я тогда бесшабашным и веселым. Тренеров держал в постоянном напряжении. Тот Карпов и я сегодняшний - совершенно разные люди.

Был я тогда бесшабашным и веселым…

- Какой поединок самый памятный?
- Конечно же, на Олимпиаде в 1956 году с поляком Збигневом Петшиковским. Я уступил ему из-за предвзятого судейства. Подтверждением тому были аплодисменты зрителей, которыми меня провожали как победителя. Я не проиграл тот бой, а Петшиковский у меня не выиграл. Мельбурнская пресса писала, что «… Папп в полуфинале выиграл у поляка, который был ослаблен боем с Карповым». Если бы не засудили, в четвертьфинале мог бы быть другой бой и другой результат. Ведь я же бил всех, кто выигрывал у Ласло Паппа. Борис Тишин, Глеб Толстиков сдавали мне свои бои в первом раунде. К большому сожалению, с самим Паппом мне в жизни, увы, так и не пришлось встретиться.

Бой на Олимпиаде 1956 года с поляком Збигневом Петшиковским (справа)

Кстати, о нашей бесшабашности (я имею в виду членов олимпийской сборной по боксу). Предолимпийский сбор был у нас в Ташкенте, а там жара за 40°С, каждодневные нагрузки, тренировки до седьмого пота, и вот мы решили «облегчиться», а заодно схохмить, - постриглись все налысо. В Мельбурн боксерская дружина прибыла как на подбор с гладко выбритыми макушками. Эмигранты из СССР переполошились. «Вас что, из лагерей прислали?» - спрашивали они. Хорошо хоть, что мы приехали за 20 дней до выхода на ринг. За время акклиматизации волосы успели, чуть-чуть, отрасти. Так что «шороху» мы там наделали не только в ринге.

- Ричард Александрович, вы служили в армии. Неужели перспективного спортсмена не могли «отмазать» от воинской повинности? Опять же сын Сталина Василий покровительствовал таким, как вы.

-Я прослужил в армии пять лет, с 1951-1956 г.г. Тогда и мысли не было отлынивать от призыва. Отправили меня в Котовск Одесской области в школу младших авиационных специалистов. Но так как душа у меня к технике не лежала, перевели в столицу Украины в роту охраны штаба ВВС. Когда опомнились, прислали запрос в Киевский военный округ за подписью Василия Сталина, но киевское военное руководство ослушалось, и я остался в Украине. Парень я был веселый, и служба в Киеве у меня была веселой. Благодаря этому «веселью» очутился в Харькове, а мог бы и под трибунал загреметь. Там и дослужил до конца, выступал на различных турнирах. После службы остался в Харькове, в Москву не вернулся по банальной причине: негде было жить. После армии еще два года выступал за сборную, но за «неудачное», как считали, выступления на Олимпиаде про меня стали, мягко говоря, забывать. В 58-м я в последний раз выступал на первенстве Союза.

Я прослужил в армии пять лет, с 1951-1956 г.г. Парень я был веселый, и служба в Киеве у меня была веселой

- А что или кто вас еще увлекал помимо бокса?
- Женщины. У меня, их было много – даже не счесть. И примы Большого театра, и знаменитые певицы и поэтессы, дочки академиков и министров. А однажды меня даже чуть не женили на… Галине Брежневой. Моя старшая сестра Мила дружила с дочкой генсека и устраивала ей свидания с ее поклонниками в своей коммуналке. Надо сказать, что сестричка мечтала породниться с «высшим светом», даже была близка с Юрием Гагариным. Чем она его покоряла не известно, но космонавт №1 частенько заезжал за ней на своей «Чайке».

Так вот, как-то, звонит Мила мне и говорит: «Мы нашли тебе невесту. Галина Брежнева. Соглашайся. Будешь на даче в Жуковке жить как король! Будешь ходить в бархатном халате с дорогим ружьем». «А зачем ружье?» – спрашиваю я. «Затем, чтобы любопытные близко не подходили». Я отказался. Даже разговаривать с Галиной по телефону не стал, а сестру спорил, почему же она не повлияла через подружку, когда меня первый раз сажали. Милка ответила, что ей было стыдно сказать об этом Гале.

- А за что посадили?
- Дело состряпали в 1960 году. Я тогда в Харькове жил. Был женат. Супружница моя поехала в Киев к теще, к родам готовиться. Ну а я немного с приятелями разгулялся. Встретился с одной девицей, которая после этого поделилась со своей мамашей, а та решила удачно дочь выдать замуж за знаменитого спортсмена. Пришлось сказать, что я женат. Мамаша понятное дело заявила в милицию об изнасиловании дочери. И пошло-поехало. Когда разобрались, дело закрыли ввиду отсутствия состава преступления. Но мамочка была решительной и пошла в партийные органы, а там следили за моральным обликом советского спортсмена. Полетел я «белым лебедем» на 7 лет в зону. Как следствие - развод с женой.

Полетел я «белым лебедем» на 7 лет в зону...

Когда вышел, то через время снова женился. Получил квартиру. Жена была танцовщицей ансамбля им. Вирского. И тут на тебе, второй арест за взятничество. Помог «товарищу» вступить в жилкооператив. Он отнес 500 руб. председателю кооператива якобы по рекомендации Карпова. Когда председателя взяли, то он и меня потянул. А органы разбираться не стали. Имел срок, значит причастен. Увидев вновь серые стены и нары, чуть с ума не сошел. В Лукьяновском СИЗО я провел полтора года, столько же в лагере и на «химии».

Часто думаю: как мне удалось выжить в этом аду и остаться самим собой? Наверное, благодаря боксу и любви к женщинам. А еще я понял для себя: что если даже ты на дне, все равно карабкайся наверх, цепляйся за каждый выступ. Закон ринга: никогда не поздно начать с начала, ни после нокдауна, ни после нокаута.

 …И так она звалась Татьяной…

P.S. И сегодня Ричард Александрович не изменяет своим увлечениям. У него красавица жена Татьяна, которая на 40 лет (!) моложе его. Познакомились они совершенно случайно. Как-то Ричард Александрович набирал номер телефона своего друга, но, как часто бывает, попал не туда. На другом конце провода ответил приятный женский голос, и, как выяснилось – «она звалась Татьяной». Прощаясь и извиняясь за звонок, Ричард Карпов попросил разрешения позвонить еще раз. Татьяна не отказала…

Перезвонив на следующий день, они договорились о встрече. Ричард Александрович рассказал ей свою биографию «в цветах и красках». Он не стал скрывать своих трех браков, ни того, что дважды побывал в местах лишения свободы. Такая откровенность покорила Таню. Она видела рядом с собой мужчину, который способен на поступок и чье сердце после всех жизненных перипетий не очерствело. Она поняла, что ее Ричард еще способен любить и не ошиблась. В их семье царит любовь и уважение друг к другу, и они по настоящему очень счастливы. Почти король Ричард без ума от своей почти пушкинской Татьяны.

Он предан ей и …также как и прежде предан боксу. Сегодня Ричард Александрович Карпов являясь председателем коллегии судей Ассоциации профессиональных видов единоборств Украины.

Беседовал Сергей Смирнов

Фото Вадима Ковалева и из архива Ричарда Карпова

Загрузка...