13:30 / 13.09.2016 Общество

Гранты и дерибан: как убивают украинское образование

Picture

Пока учебные заведения штампуют армии юристов и экономистов, Украина испытывает дефицит педагогов, аграриев и «технарей» всех уровней квалификации. Эксперименты Министерства образования привели страну на край пропасти: среднее профессиональное образование находится на грани исчезновения, а высшее не имеет ничего общего с реальным рынком труда, пишет "Политика и культура".

История без географии

В начале сентября в Киевском национальном университете им. Шевченко состоялось совещание ректоров украинских вузов. Обсуждались итоги вступительной кампании-2016 – кампании, оставившей незабываемые воспоминания как у абитуриентов, так и у членов приемных комиссий. Напомним, что в этом году условия поступления мутировали, что называется, прямо на ходу: последние коррективы Минобразования вносило в процесс в июне месяце. В результате, как выразился один из участников совещания, в этих условиях не смогли толком разобраться ни абитуриенты, ни родители абитуриентов, ни сами вступительные комиссии.

Отдельных недобрых слов удостоилась гениальная идея министерских «освитян» – подача вступительных документов исключительно в электронном виде. Не вопрос: возможно, отдельные министерские работники действительно искренне считают, что в любом украинском селе есть высокоскоростной 3G – но на самом деле это, к сожалению, далеко не так. Поэтому абитуриентам из сельской местности зачастую приходилось ездить в ближайшие города, чтобы загрузить свои документы на сайты ЕДЕБО и ez.osvitavsim.com.ua. Сайты, в свою очередь, оказались совершенно не приспособленными к работе – загружались медленно, не загружались вовсе, выдавали ошибки базы данных. Иными словами, ярко демонстрировали, что были созданы традиционным в нашей стране методом – то есть, не головой и не руками.

Аналогичная чехарда происходила в автоматизированной системе распределения бюджетных мест, которая, по выражению первого заместителя председателя Комитета образования и науки Александра Спиваковского, «отправляла на бюджетные места львовян в Харьков, а одесситов – в Тернополь». В результате многие бюджетники решили, что им дешевле поступить на контракт по месту жительства, чем снимать жилье в чужом городе. Такой же бардак творился и с распределением по специальностям. Внезапно (!) выяснилось, что в списке специальностей, например, отсутствуют… география и геология.«Это каким же надо быть специалистом, главой департамента, чтобы не знать, что существует геология или, например, деревообработка? – задал риторический вопрос глава Ассоциации аграрных учебных заведений Станислав Николаенко. – Пришли люди, для которых не существует ни правил, ни законов. Такую важную отрасль как высшее образование мы отдали людям непрофессиональным, которые в этом не разбираются!»

Камень в огород МОН был брошен совершенно справедливо: «история без географии» ясно показала, что министерство и реальная система высшего образования обитают в двух разных параллельных мирах. Ни сама госпожа министр, ни ее заместители не имеют опыта руководства крупным государственным вузом, поэтому возмущение ректоров легко понять: при разработке реформ их мнения никто не спрашивал, но расхлебывать кашу, заваренную министерскими теоретиками, придется именно им. А также украинским студентам, оказавшимся в роли подопытных кроликов.

Зачем платить дважды?

Тем не менее, Министерство образование продолжает носиться с «планов громадьем». Реформировать украинское образование, как известно, предполагается буквально от и до: начиная с перевода средней школы на 12-летнюю программу (то-то будут счастливы изготовители учебников!) и заканчивая кардинальной реформой высшего образования. С первой ласточкой этих реформ – в виде бестолковой и безобразно организованной вступительной кампании-2016 – вузы уже столкнулись. В следующем году вступительный сезон, очевидно, будет не менее бурным: с 2017 года должны исчезнуть уровни «специалист» и «младший специалист», вместо них будет существовать пятиступенчатая система – младший бакалавр, бакалавр, магистр, доктор философии (PhD) и доктор наук.

При этом, согласно закону «О высшем образовании», бакалавров будут готовить и университеты, и колледжи, а младших бакалавров – только колледжи. Однако чем должен отличаться младший бакалавр от младшего специалиста, до сих пор не знает никто – включая, кажется, и само Министерство образования. Во всяком случае, пока что колледжи, желающие получить лицензию на подготовку младших бакалавров, получают в МОН негласный совет не лезть «поперед батька в пекло» и подождать до следующего года – там, мол, видно будет.

Однако чем бы ни оказался на практике этот загадочный младший бакалаврат, нововведение МОН угрожает уничтожить колледжи как промежуточное звено между школой и университетом. Прежде всего, согласно новой редакции закона, бакалаврат и младший бакалаврат требуют полного среднего образования – то есть, поступления после одиннадцатого класса по итогам ВНО. Поступление же в университет тоже требует ВНО, при этом поступать по новым правилам придется только на первый курс.

Таким образом, студенту последнего курса колледжа или техникума, чтобы продолжить образование, придется:

а) одновременно работать над дипломной работой и готовиться к ВНО (учтем, что школьную программу наш студент в последний раз видел в глаза в лучшем случае год назад – на своем втором курсе);

б) поступив в университет, вторично прослушать вместе с выпускниками средних школ программу, которую он уже прошел в своем колледже.

А теперь зададим логичный вопрос: какой, простите, идиот пойдет при таких условиях после одиннадцатого класса в колледж, а не прямо в университет? Заметим, что в Украине и без того  постоянно сокращается количество колледжей и техникумов: по данным Госслужбы статистики, только за последний год их число уменьшилось на 4,13%, а количество обучающихся в них студентов – на 8,4%.

С другой стороны, если техникумов и колледжей становится все меньше – значит, это кому-то нужно. И можно даже предположить, кому именно.

Как раздерибанить ПТУ

Ярчайшим примером того, что может случиться с «ненужным» учебным заведением, стали профтехучилища. Как известно, с начала 2016 года Кабмин переложил финансирование ПТУ на плечи городских и районных советов. Как и следовало ожидать, у местных властей лишних денег не оказалось, поэтому январь-февраль 2016 года ознаменовались массовыми протестами преподавателей училищ, оставшихся без зарплаты. Летом правительство, спохватившись, кинуло профтехучилищам подачку с барского плеча – 97,99 млн грн дотаций для 20 городов Украины. Понятно, что проблему это не решит: ведь ПТУ у нас в стране намного больше. Поэтому среднее профессиональное образование в Украине грозит исчезнуть как класс.

А теперь, внимание, пикантный момент: имущество профтехучилищ (общежития, учебные здания и т.д.) Кабмин также планирует передать в распоряжение местных властей, причем по упрощенной процедуре – то есть, без инвентаризации имущества. Какое количество «недоучтенной» недвижимости рискует при этом уплыть в пользу третьих лиц – можете догадаться сами.

Та же судьба ожидала колледжи и техникумы, однако часть депутатов и ректоров, включая экс-министра образования Станислава Николаенко, воспротивилась этой инициативе. Таким образом, этот сегмент украинского образования был временно выведен из-под угрозы уничтожения – но, кажется, только временно.

На самом деле, проблема профессионально-технического образования в Украине с каждым годом обостряется все больше и больше. Ситуация доходит до абсурда: у нас катастрофически не хватает электриков, слесарей, трактористов, швей, прорабов  – а учебные заведения всех уровней аккредитации из года в год упорно плодят несусветные количества экономистов и юристов! При этом что с экономикой, что с законностью у нас в стране почему-то с каждым годом все хуже и хуже.

По данным Госкомстата, около трети выпускников 2016 года получило дипломы в сферах экономики, права и социальных наук. Приблизительно та же картина наблюдается и среди абитуриентов: согласно статистике МОН, самыми популярными специальностями среди студентов-контрактников в этом году оказались право (19,3 тыс. поступивших), менеджмент (9,3 тыс.), а также финансы, банковское дело и страхование (8,7 тыс.). В то же время инженерные специальности рекордно непопулярны, некоторые физико-математические факультеты по итогам вступительной кампании и вовсе остались с недобором, а из 17 имеющихся в Украине аграрных университетов треть вообще балансирует на грани закрытия.

Однако, невзирая на эту катастрофическую картину, профильное министерство почему-то не спешит предотвратить развал отечественного профессионального образования. И даже усиленная помощь соросовского фонда «Відродження» (финансировавшего, в частности, создание дорожной карты нынешней реформы украинского образования) по каким-то странным причинам не способствует улучшению ситуации. Собственно говоря, Лилия Михайловна делает господину Соросу плохую рекламу: исходя из действий Минобраза у злонамеренного наблюдателя может даже закрасться мысль, что главная цель наших зарубежных благодетелей – не усовершенствование нашей образовательной отрасли, а как раз наоборот.

Но это, конечно, маловероятно: не может ведь «Відродження» и сотрудничающая с ним с 2002 года госпожа Гриневич намеренно разваливать высшее и среднее образование в Украине! Видимо, это просто несчастливое стечение обстоятельств: хотели как лучше, а получается как всегда. Собирались дать всем «равные возможности» при поступлении в вуз – а в итоге подложили мину замедленного действия под колледжи и техникумы. Рассчитывали децентрализировать профессионально-техническое образование – и практически угробили отечественные ПТУ. Планировали создать, казалось бы, разумную и экономичную систему «деньги ходят за студентом» – и довели до катастрофы «непрестижные» технические и агрономические специальности.

При этом реальные потребности рынка труда не принимаются во внимание, как будто их и вовсе не существует. Связь с работодателем отсутствует в принципе: если во всем цивилизованном мире работодатель инвестирует в образование, чтобы получить квалифицированных работников, отслеживает потенциальные кадры еще на уровне юношеских олимпиад, то наша система образования словно болтается в вакууме. Казалось бы, главной задачей МОН должно было быть преодоление этой пропасти – как между вузами и частным работодателем, так и между вузами и работодателем-государством, инвестирующим в нужные ему, государству, специальности.

Но вместо этого нам предлагают очередные «реформы ради реформ», разработанные министерскими грантоедами, не имеющими ни опыта в сфере привлечения инвестиций работодателя в образование, ни даже опыта реальной управленческой работы в вузах. Вместо того чтобы призвать на помощь практиков – экспертов в сфере рынка труда, руководителей крупных компаний, заинтересованных в подготовке будущих специалистов для своих производств, и, прежде всего, ректоров вузов – МОН продолжает заниматься бесплодным теоретизированием на деньги зарубежных фондов.

Загрузка...