17:25 / 18.04.2019 Здоровье

"Гепатитный скандал": как Супрун лоббирует интересы американских компаний

Picture

Среди множества чудачеств и.о. министра здравоохранения Украины Ульяны Супрун есть одно незыблемое правило – она лоббирует интересы своих друзей и соотечественников. Чем украинский фармрынок может быть интересен иностранным поставщикам? Тем, что на нем можно сбыть любые препараты с пометкой “сделано в США” или “сделано в Европе”. Даже если на самом деле это сделано в Китае. Или Индии. Очень выгодное  условие, введенное Кабмином в 2016 году. И Супрун его активно “юзает” в своих интересах.

Тема фармацевтической мафии, которая закупает всякий лекарственный хлам втридорога, была очень популярна в наших СМИ не один год. Чтобы “вылечить” фарминдустрию от коррупции, было решено начать закупку препаратов через международные организации. Также Кабмин в 2016 году отменил сертификацию медикаментов из США, Европы, Канады, Австралии и Японии. Это было первое решение премьера Владимира Гройсмана после назначения.

Считается, что Украине незачем проверять качество препаратов из развитых стран, если они уже прошли лицензирование в своих странах. «Демонополизация и дерегулирование фармацевтического рынка расширит доступ качественных лекарств на украинский рынок, повысит конкуренцию, устранит коррупционные злоупотребления и приведет, в результате, к снижению цен. Именно по этому пути мы будем двигаться и дальше», – заявил Владимир Гройсман в 2016 году.

На момент, когда 22 июля 2016 года Ульяна Супрун – специалист в сфере женской диагностики, организовавшая в Киеве общественную организацию «Захист Патріотів» (Patriot Defence) для развития тактической медицины и неотложной помощи в условиях войны и мира, – стала и.о. министра здравоохранения Украины, в сфере госзакупки лекарств происходили странные вещи.

Возник конфликт между и.о. министра Виктором Шафранским, который встал к штурвалу медицинского ведомства после отставки грузинского “легионера” Сандро Квиташвили, и человеком, занимавшимся исключительно госзакупками. Имеется в виду Игорь Перегинец, ранее – представитель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Украине.

Именно Игорь Перегинец еще в 2015 году через своего грузинского шефа пролоббировал передачу госзакупкок своим друзьям в международные организации. В отставку он подал в июне 2016-го после того, как его вызывали на допрос в связи со смертью ребенка в Белой Церкви после вакцинации от полиомиелита. Но еще в апреле их отношения с Шафранским накалились настолько, что Гройсману нашими западными партнерами был поставлен ультиматум: срочно заменить и.о. министра.

Выбор пал на американку Супрун, которая, как пишут, выглядела глубоко погруженной в философские вопросы национальной самоидентификации. И не производила впечатления боевой коррупционный единицы. Как выяснилось позднее, ее сильно недооценили конкуренты.

Вместе с ней в Минздрав были делегированы хирург киевской больницы №17 Александр Линчевский, спасавший раненых на Майдане; Павел Ковтонюк – выходец из Проектного офиса реформ; дрогобычский стоматолог Роман Илык и акушер-гинеколог больницы на Красном хуторе Оксана Сивак, тесно связанная с ВОЗ (была куратором клинических исследований препаратов в направлениях онкологии, кардиологии, ревматологии, эндокринологии). В 2017 году она ушла в отставку. На ее место взяли Ольгу Стефанишину – тоже курировать закупки лекарств через международные организации. По слухам, Стефанишина раньше носила фамилию Деева и была первой женой Георгия Деева. А его вторая жена – Анастасия Деева – та самая юная замминистра МВД (уже бывшая) с фотографиями в стиле ню, чей приход в полицейское ведомство наделал много шума.

Итак, команда была сформирована и приступила к госзакупкам по-новому. Когда полномочия передали ЮНИСЕФ, ВООЗ, IDA Foundation (Нидерланды), Crown Agents (Великобритания), Partnership for Supply Chain Management (США), Global Drug Facility (Швейцария), всем казалось, что Украина наконец-то получит лучшие мировые препараты западных производителей.

Но вскоре стало очевидно, что международным посредникам некогда возиться с подготовкой документации для украинских тендеров, они поручают это делать все тем же дистрибьюторам, у которых Минздрав скупался раньше. Только теперь “некоррупционные международные закупки” происходят по абсолютно закрытой процедуре: информации о торгах нет ни в «Вестнике госзакупок», ни в ProZorro. Почти военная тайна.

Уже через год после внедрения такой системы в Украине начали говорить о том, что “нет, ребята, всё не так; всё не так, ребята...”. В 2017 году “Биофарма” уличила одну из компаний, с которой Супрун заключила договор, в непрозрачности закупок лекарств. По утверждению “Биофармы”, поставщик Минздрава по непонятным причинам дисквалифицировал из конкурса украинское лекарство, которое было намного дешевле зарубежных аналогов. Без объяснений причин поставщик отдал предпочтение итальянской фирме.

Потом нардеп Олег Мусий, заместитель главы комитета Украины по вопросам здравоохранения, сделал сенсационное заявление: «Существует ряд международных договоров, в частности с UNICEF, с программой развития ООН, под которыми стоит подпись Ульяны Супрун. Деньги были переведены в несколько американских банков, а также в один датский. Это политика, которая была создана с целью вывести деньги из государственного бюджета в обход существующей государственной системы «ProZorro», созданная ранее заместителем министра здравоохранения Игорем Перегинцом, который, находясь за границей, продолжает получать откаты по данной коррупционной схеме».

Не удержался и другой депутат, председатель Комитета по вопросам промышленной политики и предпринимательства Виктор Галасюк. «Ну вот какой здоровой логикой можно объяснить, когда международная организация ПРООН за бюджетные (то есть наши с вами, налогоплательщиков) средства покупает жизненно необходимые для больных гемофилией препараты (для свертывания крови) у зарубежного производителя (Кедрион, Италия) "на тендере" по $0,16, тогда как отечественный производитель предлагает их на этом же тендере по $0,11? Кто ответит за потери госбюджета, которые только по одной этой закупке превышают 15 млн. грн.?”, – возмущался он.  

Но главный скандал, из которого явно торчали “уши Супрун”, возник вокруг отмены регистрации лекарственных препаратов против гепатита С по требованию американской компании Gilead. Эта история имеет глубокие коррупционные корни. И может стоить жизни сотням тысяч больных. В чем ее суть?

Есть в США крупная фармацевтическая компания – Gilead Sciences Inc. Много лет она поставляла на Украину свои супердорогие препараты ”Харвони” по цене за упаковку $650-700 и "Совалди" – $1100 за упаковку. Курс лечения одного пациента такими препаратами обходится в $28-54 тыс., что почти в 20 раз дороже, чем лечение аналогичными препаратами других производителей.

Понятно, что позволить себе такое лечение могли лишь отдельные счастливчики, получившие казенные лекарства бесплатно. Но бюджет закупал ограниченное число дорогостоящих препаратов, так что хватало далеко не всем.

В 2016 году экспертный совет Минздрава отказался включить ”Харвони” в Национальный перечень основных лекарственных препаратов (НПОЛП). Точнее, не сам препарат, а комбинацию действующих веществ софосбувир + ледипасвир. Из-за дороговизны и возникновения монопольной позиции на фармрынке, поскольку данная комбинация с 2014 года находится под защитой патента.

Несмотря на то, что 14 сентября 2014 года Gilead Sciences Inc. заключила договор добровольного лицензирования с семью индийскими производителями лекарственных препаратов, Украина не была включена в список стран, на которые распространяется действие этого лицензионного соглашения.

Американка Супрун вместо того, чтобы уговорить своих соотечественников позволить Украине, где она возглавляет Минздрав, использовать более дешевые аналоги, пишет письма и бьется в истерике с требованием записать упомянутую выше комбинацию действующих веществ в НПОЛП.

И, в конце концов, добивается своего. При этом вторым шагом происходит отмена регистрации генериков. И все это оформляется в мировое соглашение с Gilead, подписанное ею лично. А контроль за его выполнением возлагается непосредственно на стоматолога Илыка.

Роман Илык впадает в прострацию, отказывается от комментариев, отправляя прессу за разъяснениями к Супрун. Пани Ульяна великодушно позволяет врачам и пациентам использовать альтернативные препараты до конца срока годности, который указан на упаковке. А что будет дальше, она не объясняет.

Бывшая подруга Супрун, а теперь ее антагонист, глава Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец (у нее американка до назначения числилась помощником депутата) намекает, что такое решение имеет все признаки прямого лоббизма интересов его производителя – американской компании.

Эксперты более прямолинейны. Вице-президент Объединения организаций работодателей медицинской и микробиологической промышленности Украины (ООРММПУ) Виктор Чумак считает, что и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун вывела коррупцию на новый уровень.

"Что касается сделки МОЗ с американской компанией Gilead, которая предусматривает отмену регистрации в Украине генерических препаратов против гепатита С на основе софосбувира, то есть только один выход – обращаться в суд относительно неправомерных действий, а именно коррупции госпожи Супрун. Подобного рода сделки заключались почти всеми ее предшественниками. Однако раньше это делалось неофициально”, – возмутился эксперт.

Самое “забавное” в этой ситуации, что в начале 2019 года Gilead заявила, что прекращает поставку в страну своих оригинальных препаратов, несмотря на подписанное с Супрун мировое соглашение. Дескать, фирма обнаружила, что упрямые пациенты продолжают правдами и неправдами “подъедать” таблетки других производителей по цене в десятки раз ниже.

В качестве компенсации и жеста доброй воли нам закидывают 1772 упаковки нового препарата Epclusa, чтобы мы провели его испытания на больных гепатитом С. Подопытными кроликами могут стать 600 человек.

Супрун при этом молчит. Пока. Возможно, думает, как подать новость в очередном посте на Facebook: то ли объявить об очередном достижении реформ, то ли пригласить добровольцев поучаствовать в медицинском эксперименте. Какой прайс за здоровье народа она выставила своим партнерам в этот раз, можно лишь догадываться...