09:05 / 28.01.2015 Украина

"Непотопляемый «бабушкин внук»: запорожский регионал Маловичко продолжает отжимать чужую недвижимость"

После Майдана остается у власти каста «непотопляемых»:крупные фигуры роскошествуют в «изгнании», менее значительные - свободно гуляют по стране «в связи с отсутствием состава преступления», а подручных "семьи" вообще никто не трогает.

Picture

Говорят, что мельницы божьи мелют медленно, но верно. К сожалению, к системе нашего отечественного правосудия применима только первая часть этого высказывания. Посмотрим, наконец, правде в глаза: и до, и после Майдана была и остается каста «непотопляемых». Крупные фигуры отсиживаются в тени или роскошествуют в «изгнании», как Янукович, Пшонка, Азаров, Иванющенко и иже с ними. Чуть менее значительные персонажи – как, например, тот же Пшонка-младший, свободно гуляют по стране «в связи с отсутствием состава преступления». Еще лучше чувствуют себя «шестерки»-подручные: их вообще никто не трогает, а если случайно и тронут, то состава преступления в их действиях, опять же, чудесным образом не обнаруживается.


Одним из самых известных запорожских «непотопляемых» по праву считается бывший член фракции ПР в горсовете Григорий Маловичко.  Горожанам он памятен длинной чередой скандалов с захватом недвижимости: от «наезда» в 2008 году на помещение областного отделения Союза художников (расположенного в центре города) до рейдерских захватов городской земли и подвалов жилых домов. 

К подвалам регионал питал особую слабость (за что даже заработал прозвище «Крот»), хотя не всегда захват проходил гладко. Жители дома 17 по улице Сталеваров судились за свой подвал целых три года, чем изрядно потрепали Маловичко нервы. И когда «самый справедливый суд» все-таки встал на сторону депутата-регионала, победитель решил отомстить непокорным противникам, подав против них в 2011 году иск на 500 000 гривен. К счастью, кто-то «наверху» решил, что аппетиты у Маловичко чересчур разгулялись, суд отклонил иск, и содрать полмиллиона с непокорных жильцов не получилось, рассказывает Владислав Бирюков.

Впрочем, от потери такого шанса Григорий Маловичко не обеднел. Как сообщало в 2011 году  «Запорожье криминальное» со ссылкой на источники в банке, обслуживающем фирмы нашего героя, стоимость недвижимости, контролируемой Маловичко в Запорожье, составляет около 300 миллионов долларов.

«Семейные» терки
Прочие сведения о благосостоянии Маловичко просочились на публику как раз тогда, когда удачливого запорожского регионала внезапно постигли неприятности. Летом 2010 года слепая Фемида внезапно прозрела: по подозрению в причастности к экономическим преступлениям у Маловичко произвели серию обысков, изъяли ряд документов и около 800 000 гривен. Разумеется, фигуранта немедленно хватило обострение хронического гастрита, так что, по свидетельству журналистов, пришлось вызывать целых три бригады «скорой». 

Очевидно, Фемида прозрела не сама по себе, что косвенно подтвердил сам Маловичко. Вскорости он обратился в общественную организацию «Правозахисник Запоріжжя» с жалобой, что его обидел… собственный однопартиец. Как рассказал тогда Маловичко, некий «высокопоставленный однопартиец» занял у него крупную сумму и теперь, не желая отдавать долг, хочет посадить своего кредитора в тюрьму.

Невзирая на все эти долговые страсти, в тюрьму Маловичко так и не отправился, а просто дал подписку о невыезде. Тем не менее, должник явно не желал расставаться с деньгами, так что в 2011 году депутат (к тому времени уже бывший) решился на неординарный шаг и озвучил имя «высокопроставленного однопартийца» и точную сумму . Загадочным должником оказался руководитель облорганизации Партии Регионов и тогдашний вице-мэр Запорожья Андрей Иванов, занявший у него, по утверждению Маловичко, 150 000 долларов.

«Донецкая» наследственность
Как отнеслась к этому «выносу сора из избы» Партия регионов, неизвестно, однако судя по тому, что в тюрьму Маловичко так и не сел, местные крестные отцы нашли способ разрулить «терки» между враждующими однопартийцами. Обвинения против Маловичко положили под сукно, Фемида снова впала в летаргию, однако наш герой решил от греха подальше залечь на дно, и некоторое время о нем ничего не было слышно. Позже, как разузнала запорожская пресса, выяснилось, что Маловичко не терял времени даром: в Запорожье он вернулся уже правой рукой небезызвестного Артема Пшонки, назначенного «смотрящим» за областью.  

Генеалогию этих высоких отношений с власть предержащими проследить несложно: отец нашего героя, Анатолий Маловичко провел свое детство в Енакиево и (какое совпадение!) проживал в одном подъезде с Виктором Федоровичем. Разумеется, теплые земляческие чувства не позволили главному «донецкому» оставить земляка в нищете и прозябании. Сынка тоже пристроили: в тандеме с Пшонкой-младшим Григорий Маловичко принялся «прихватизировать» землю в Васильевском районе – Пшонка способствовал выделению земли, а Маловичко строил на ней дома.

Бабушкин внук
Не забывал, однако, наш герой и о своих личных делах. Горький опыт с Ивановым пошел Маловичко на пользу: в занимании денег однопартийцам он больше замечен не был и в дальнейшем выбирал себе более безопасных клиентов – без «крыши», как говорится. Впрочем, должники Маловичко довольно быстро оказывались без крыши в самом прямом смысле слова – без той, что над головой.  Маловичко давал им в долг под обеспечение недвижимостью под договор дарения (с дисконтом от реальной цены 50-70%) и, не дожидаясь расчета, сразу же вступал «в права дарения». После чего «даренная» недвижимость переоформлялась на бабушку нашего героя по материнской линии, 86-летнюю пенсионерку Галину Лысцову, проживающую в Запорожье.
По подобным схемам Маловичко было «подарено» около полутора десятков объектов, включая квартиру в Киеве в доме 31 по ул. Андрея Поповича. Владельцы пытались судиться, однако Маловичко по некой загадочной причине всякий раз выходил сухим из воды.

Идеализм или коррупция?
Впрочем, о непотопляемого Маловичко обломали зубы не только обычные суды, но и центральные органы МВД. 3 июля 2014 года Григорий Маловичко был задержан и отправлен в Киев для проведения следственных действий по делу старшего и младшего Пшонок. Но очень скоро нашего героя отпустили – как и Пшонку-младшего, в деле которого, как известно, состава преступления почему-то не нашли. Почему – вопрос очень интересный.

В самом деле, наша Генпрокуратура и центральные судебные органы отличаются, прямо скажем, удивительной мягкостью: практически половина фигурантов, которые в любой цивилизованной стране уже получили бы по триста лет общего срока, в Украине гуляют на свободе. Что это: профессиональные ошибки? Близорукость? Честная наивность и вера в глубокую порядочность каждого бывшего регионала, сколько бы краденых миллионов на нем не висело? Или же дело просто в коррупции и в том, что несмотря на Майдан и Революцию Достоинства в наших верхах так ничего и не поменялось?
Очень бы не хотелось в это верить. Потому что иначе будущее нашей страны представляется очень печальным.