17:21 / 28.12.2017 Общество

Ректор Амосова: "С каких пор забыть внести что-то в декларацию стало преступлением?"

Picture

О кибертравле, фэйковых активистах и уголовных делах. В эксклюзивном интервью с Катериной Амосовой, ректор Национального медицинского университета ответила на все обвинения в свой адрес и рассказала об организованной травли со стороны уволенных коррумпированных сотрудников университета.

Ректор университета Богомольца Катерина Амосова пожаловалась на информационную кибер-травлю и потребовала привлечь к уголовной ответственности активистов, вмешивающихся в её личную жизнь. По её словам, уже на протяжении четырёх месяцев её атакуют «псевдо-журналисты», а её почты, мессенджеры и телефоны были взломаны неизвестными хакерами. К информационной травле подключились даже некоторые депутаты. Амосова называет происходящее целенаправленной организованной кампанией, а целью заказчиков — пост ректора университета. В эксклюзивном интервью она рассказала нам подробности этой истории.

22 декабря на сайте НМУ появилось заявление о том, Администрация университета обратилась в СБУ, ГПУ и Киберполицию за защитой от масштабной кибер-травли. Расскажите нашим читателям, что происходит.

Да, это так. Вот уже четыре месяца в отношении меня, членов моей семьи и нашего университета развернулась беспрецедентная кибертравля. Приходят журналисты, которые на самом деле не журналисты, взламываются телефоны, почты, банковские аккаунты, приходят сообщения с угрозами, пишутся заявления в правоохранительные органы на меня и членов семьи. Вся эта травля носит одну цель — дискредитировать меня и университет и заставить меня уйти с поста ректора. Этого не будет. Мы обратились к государству за защитой и надеемся на быструю реакцию соответствующих органов. 

В своём заявлении вы указываете, что писали заявление в СБУ и Киберполицию ещё в октябре. Была ли какая-то реакция от правоохранителей?
 
— И я писала, и Владимир Григорьевич (супруг Амосовой, заведующий кафедрой хирургии № 4 НМУ имени А.А. Богомольца, Владимир Мишалов) писал, и знакомым звонили, реакции ноль. Заказчики этой травли до сих пор не установлены и чувствуют себя более чем безнаказанно. В пятницу я встречалась с Мариной Порошенко, мы в хороших отношениях, и она полностью меня поддержала, и посоветовала сделать новое заявление. Я надеюсь, что поддержка Первой Леди поспособствует работе и правильным выводам правоохранительных органов.
И заказчики этой атаки тоже сделают выводы. За нами только Президент. Точка.

Как вы предполагаете, какая может быть конечная цель заказчиков?

Она очень проста и понятна — их интересует пост ректора. Сейчас они, а важно понимать, что речь идет про обычный криминал, пытаются сформировать мнения министра Супрун и других лиц, принимающих решение, выставляя меня и нашу Администрацию в неблагоприятном свете. Кроме того, продолжают шантажировать меня и других сотрудников. Цель — добиться либо моей отставки, либо заставить меня уйти. Я сказала сразу — этого не будет.

Кто, по вашему мнению, может стоять за этой кампанией?

С начала моей каденции, и начатых моей командой реформ в университете, вокруг университета сформировался некий «Оппозиционный альянс». Это не первая атака за последние три годы. В разное время, за атаками против меня стояли и бывший ректор, и полукриминальный бизнес, и уволенные сотрудники коррумпированных деканатов.

Чем вызвана эта агрессия?

В первую очередь, нашими реформами. Реорганизация Стоматологического центра, увольнение коррумпированных сотрудников, разрыв контрактов с полу-криминальным бизнесом, борьба с коррупцией, повышение качества образования, и многое другое.

Давайте разберем обвинения ваших противников. В сети пишут об открытых уголовных производствах в отношении вас и проректоров университета. Это так?

— Это полный бред и неправда. С самого начала мы столкнулись с фальсификацией документов Государственного налогового органа и подделкой подписи должностного лица, которое рассылалось неизвестными лицами. Сейчас, после публичных обращений руководства университета к соответствующим органам, мы ожидаем публичных ответов.

То есть, на допросы вас, как они утверждали, не вызывали?

— А вот это хороший вопрос откуда они располагают этой информацией и где они её берут. Меня приглашали встретиться со следователем по одному из дел, открытых 100 лет назад по надуманному поводу по заявлению проплаченных активистов из студенческой организации, члены которой никакие не студенты. Я туда не ходила и в этом спектакле принимать участие не собираюсь. Они пригнали туда этих молодчиков журналистов, с сэлфи-палками, прямо под отделение полиции, снять меня, как я туда прихожу, терроризировать вопросами. Я плюнула, развернулась и уехала. Ещё не хватало новостей, что у нас вся семья по допросам ходит.

Насколько я понимаю, вас обвиняют в неуказании в декларации около 1.5 миллиона гривен дохода со сдачи в аренду трех квартир в центре Киева. Якобы сами вы живёте в Ирпене, а квартиры у вас снимают. Что в этой истории не так?

Все не так. Квартиры сдаются в аренду, это правда, этим занимается мой супруг, а не я. Что, кому и сколько это все к нему. В декларации все мои доходы указаны, нас консультирует одна из самых лучших фирм на юридическом рынке GOLAW и ошибки тут быть не может. Если что-то где-то не было указано, я просто могла элементарно забыть. Еще раз, повторюсь, что я этими вопросами просто не занимаюсь и вникать в них не хочу. Если у тебя большой объем доходов, всегда можно что-то упустить из виду, забыть. 

А что касается расследования по завышенным ценам для обучения для иностранных студентов? По нашей информации, прокуратура города Киева расследует дело о работе посреднических фирм, которые завышают цены на обучения для иностранных студентов, якобы обещая им беспрепятственное поступление?

—Наш университет профессионально готовим иностранных студентов уже не первый десяток лет. Наш университет занимает лидирующие места в мировых рейтингах университетов. К нам едут студенты со всего мира: Индии, Пакистана, Азербайджана, Африки, и так далее. В этом нет ничего незаконного! Если кто-то где-то, какой-то посредник, берет со студентов за поступление больше, чем стоит реальная стоимость, то что поделать? Мы живем во время рыночной экономики, эти люди повышают популярность университета. Я этих людей сама не знаю, а Володя, если с кем-то и общается, то это общение носит сугубо личный характер, никакого подвоха тут быть не может.

Это вас не наводит на мысли о конфликте интересов?

— Нет, конечно, а о каком конфликте интересов идет речь? Мы занимаем абсолютно разные позиции и наши обязанности не пересекаются. Супруг занимается исключительно научной деятельностью.

Следующий пункт. Активисты обвиняют вас в незаконном распределении доходов от медицинских исследовани (университет получает только 5%, тогда как Мишалов и Амосова — 80%, остальные 15% идут Александровской больнице и главному исследователю — ред). Как вы на это ответите?

Нельзя оценивать исследования по распределению доходов, а работу специалистов по личному участию в исследовании. Все доходы, полученные от частных исследований по заказу фармкомпаний, являются легальными и отображены в моей декларации. Исследования базируются на наших наработках, методиках и научных трудах, используемых другими специалистами.

— Активисты утверждали, якобы вы часто отсутствуете на рабочем месте, а все решения вместо вас принимает ваш супруг Владимир Мишалов. Это правда?

— Нет-нет, это всё абсолютно домыслы. Само собой, я иногда могу себе позволить остаться дома, но так чтобы совсем не появляться на работе — такого нет. Если меня нет, супруг может выполнить какую-то мою работу, он пользуется авторитетом в университете, к нему обращаются с вопросами.. провести совещание, или решить какие-то административные вопросы, или финансовые. Я даже не знаю чем он занимается. Я ему в этом плане полностью доверяю и даже ни о чем не спрашиваю. Он хороший человек. На него можно положиться.