13:05 / 24.12.2012 Общество

Эксперт: Внедрение Демографического реестра в Кении показало – кенийцы не испытывают патологической боязни к биометрии

Первушин Андрей, генеральный директор компании «КП ВТИ» (участник EDAPS.com) убежден, что на столичной Петровке вы не найдете НИ ОДНОЙ копии базы данных из ГИС. Нет ни одной подделки современных загранпаспортов, также разработанных и внедренных EDAPS.com

Picture

От редакции

Компания «КП ВТИ» (участник EDAPS.com) завершила создание Интегрированной системы регистрации населения в Республике Кения (IPRS), сообщает информагентство «Наш Продукт». Система предоставляет финансовым учреждениям, правоохранительным органам, организациям-работодателям возможности по использованию, в том числе на платной основе, информации из централизованной базы персональных данных.

О преимуществах IPRS для государства и граждан Кении, а также технической готовности Украины к созданию демографического реестра рассказывает генеральный директор компании «КП ВТИ» и член Совета директоров EDAPS.com Первушин Андрей.

– Андрей Леонидович, что собой представляет Интегрированная система регистрации населения (IPRS) Кении?

Первушин Андрей: Проект по разработке и внедрению Интегрированной системы регистрации населения Кении (IPRS) в течение года (!) реализовал EDAPS.com. Система является демографическим реестром этой страны. Сегодня в него заложены данные 22 млн. человек из почти 38 млн. проживающих в Кении. Из биометрических параметров в системе хранятся по 10 отпечатков пальцев и фотография каждого гражданина, а также другие персональные данные (ФИО, год рождения, семейное положение, место жительства и т.п.).

IPRS связала базу Министерства иммиграции и регистрации физических лиц с ведомственными базами Налоговой службы Кении (KRA), Комиссии по вопросам службы учителей (TSC), Национального фонда социального обеспечения (NSSF), Комиссии по вопросам государственной службы (PSC), Государственного фонда страхования здоровья (NHIF), других правительственных учреждений, телекоммуникационных компаний и бизнес-структур. Система регистрации населения также интегрирована с электронной системой пограничного контроля.

- Что все это дает государству?

П.А.: Во-первых, государство получает возможность точно определить количество населения, его качественный состав. Например, система позволяет вести верный учет льготников, пенсионеров и т.п. В результате социальная помощь населению – адресная, а в бюджете закладываются реальные расходы на эти цели.

С помощью IPRS более точно формируется реестр избирателей. Сейчас в него вносятся данные даже о масаях – полукочевом африканском племени, живущем в отдаленных уголках страны.

Во-вторых, государство обеспечивает своевременное и качественное предоставление услуг гражданам: оформление идентификационных документов (в том числе проездных), справок о социальном статусе человека, медицинское обслуживание и т.п.

В-третьих, интеграция IPRS с электронной системой пограничного контроля позволила ускорить проверку проездных документов и соответственно процедуру пересечения кенийской границы гражданами этой страны.

В-четвертых, IPRS обеспечивает эффективную борьбу с преступностью, исключая возможность для мошенников использовать чужие персональные данные. Только в первые месяцы загрузки данных в Демографический реестр Кении, государством было обнаружено около тысячи дубликатов документов – один и тот же человек имел два удостоверения личности, оформленные на разные фамилии.

- Вы сказали, что системой пользуются и бизнес-структуры. Речь идет о коммерческой эксплуатации Демографического реестра?

П. А.: Да. К системе подключены не только государственные органы (бесплатно), но и, на платной основе, субъекты хозяйствования – бизнес-структуры и предприятия государственной формы собственности. Уже зарегистрировано около 20 таких платных организаций-пользователей автоматизированного Демографического реестра – банков, страховых компаний, операторов мобильной связи и др.

Для коммерческой эксплуатации системы нашими специалистами, например, была предусмотрена автоматическая генерация договора на обслуживание пользователей реестра. В договорах с юридическими лицами (пользователями системы), в частности, регламентируются права доступа и тарифы за информационные услуги.

- Какие объемы информации запрашиваются через систему, и какие возможности для субъектов хозяйствования открывает пользование IPRS?

П.А.: Уже сейчас в сутки на сервер реестра поступает около 10 000 информационных запросов от зарегистрированных пользователей – государственных органов, банков, страховых компаний, операторов мобильной связи и др. Они нуждаются в проверке данных граждан и подтверждении их личности по факту регистрации в IPRS.

Например, банковский служащий в течение нескольких секунд может убедиться в том, что человек, которому оформляется кредит, действительно является тем, за кого себя выдает. Ускоряется сам процесс обслуживания клиента (выдача гражданину индивидуальной информации о счетах, платежах и т.п.), что делает ведение бизнеса более технологичным.

Кроме того, IPRS упростил для бизнесменов процедуры регистрации в государственных органах.

- Что собой представляет процесс проверки личности через IPRS?

П.А.: Схематично это выглядит следующим образом. Гражданин предъявляет идентификационный документ представителю организации-пользователя IPRS. Затем проходит процедуру верификации (проверки). Прикладывает свой палец к самому простому, стоимостью $100, считывателю отпечатков. По номеру идентификационного документа в IPRS буквально за секунду находится запись об этом человеке, проверяется совпадение сканированного отпечатка пальца с данными автоматизированной базы.

- Что Демографический реестр дает простым гражданам?

П.А.: Преимущества функционирования системы для населения логично вытекают из всего выше сказанного.

Во-первых, исключается использование мошенниками в преступных целях персональных данных законопослушных граждан. Например, при оформлении кредита на «подставное» лицо.

Во-вторых, кенийцам мгновенно предоставляется целый ряд административных услуг без привычного для Украины хождения «за справками» и общения с чиновниками. Гражданам стало гораздо проще получать новые документы, проходить регистрацию в списках избирателей, оформлять пенсию, кредит и т.п. У людей появилось больше времени на созидательный труд, что впоследствии благоприятно скажется на развитии экономики страны.

- А как же защита персональных данных? Могут ли отпечатками пальцев воспользоваться те же частные структуры в преступных целях?

П. А.: Это исключено. По защищенным каналам связи организация-пользователь IPRS получает не сам отпечаток пальца, а его закодированный шаблон, с помощью которого идентифицируется личность. Это устраняет малейшую возможность для манипуляций с отпечатками пальцев. На сегодня никто не предъявил претензий к защите информации в Демографическом реестре Кении. Мы создали систему удобную для заказчика и устойчивую к несанкционированному вмешательству.

- Специалисты утверждают, что 90% успеха биометрической системы зависит от качества регистрации данных. Насколько ваши технологии учитывают этот фактор?

П. А.: Разрабатывая технологии по обработке биометрических параметров еще с 1996 года, наша компания достигла больших успехов, чем кто бы то ни было в Украине. В процессе создания биометрических систем, мы сделали несколько десятков миллионов фотографий людей. Это самая сложная часть системы сбора биометрических данных. Отпечатки пальцев сканировать гораздо легче, чем сделать хорошую, качественную фотографию. Дело в том, что фотографирование человека производят не профессиональные фотографы – это обычные сотрудники миграционного или правоохранительного ведомства. Необходимо правильно настроить фотоаппаратуру, выставить оптимальный уровень освещенности и обучить персонал. Наши ноу-хау позволяют качественно решать такие задачи. Поэтому разработками EDAPS.com по сбору биометрических данных пользуются INTERPOL, Кения, Молдова, Непал и другие страны. Системные решения EDAPS.com в этой сфере деятельности не уступают лучшим мировым образцам.

- Как государственные структуры Кении относятся к тому, что внедрением Демографического реестра и системы защиту конфиденциальной информации занималась не государственная компания?

П. А.: Во-первых, развею один из мифов, насаждаемых в Украине относительно того, какие компании имеют или не имеют права реализовывать государственные проекты в сфере защиты информации. Для Кении, как и для подавляющего большинства других стран, вполне естественным является тот факт, что разработку и внедрение систем защиты конфиденциальной информации осуществляют частные компании. Последние как никто заинтересованы в обеспечении сохранности персональных данных. В ином случае они рискуют своей репутацией на мировом рынке, где сложилась очень жесткая конкуренция. А EDAPS.com на международной арене имеет статус авторитетной компании как раз благодаря качеству своей продукции. Нашу способность производить документы и информационные системы на самом высоком уровне подтверждают многочисленные сертификаты, лицензии, письма-рекомендации международных организаций и наших заказчиков.

Во-вторых, кенийские госслужащие осведомлены, что в консорциуме есть также государственные предприятия.

В-третьих, в отличие от некоторых наших чиновников, которые не могут или не хотят разобраться в сути вопроса, позволяя высказывать непрофессиональное мнение вслух, в Кении уважают любой частный бизнес. А бизнес, который доказал способность успешно выполнять государственные проекты, в Кении вызывает еще большее уважение.

- Какие отзывы о разработках EDAPS.com дала кенийская сторона?

П. А.: Самые лучшие. Интегрированная система регистрации населения Кении сегодня успешно функционирует и обеспечивает государству и гражданам весь тот набор сервисных услуг, на которые была запрограммирована.

Директор проекта Джордж Аньянго (George Anyango) указал, что Интегрированная система регистрации населения Кении соответствует мировым стандартам и ее можно сравнить только с системой номеров социального страхования в США.

А, по мнению господина Министра Джеральда Отиено Каджванга, внедрение IPRS Кении – это одно их самых больших и значимых событий для всей страны.

Наверное, поэтому иммиграционное Министерство заказало нам еще и создание распределенной по всей стране системы регистрации рождения и смерти людей.

- А как кенийские граждане отнеслись к биометрическим документам и технологиям?

П. А.: В Кении предубежденности к биометрическим технологиям и биометрическим документам не было, и не могло быть. С 1919 года, когда 90% кенийцев еще не умели писать, единственным способом идентификации населения был отпечаток большого пальца левой руки. Поэтому и сейчас 38 млн. населения Кении абсолютно не испытывает патологической боязни, что их «пальчики» окажутся в руках миграционного министерства.

Люди понимают, что когда их персональные данные находятся в централизованной автоматизированной базе, обеспечивающей по документам стопроцентную проверку личности, то от этого обычный гражданин только выигрывает.

- На ваш взгляд, в Украине существует предубежденность к внедрению Демографического реестра и биометрических документов?

П. А.: Полагаю, что у большинства украинцев сформировалось нормальное критическое отношение к информации, и предубеждения к биометрическим технологиям у них нет. Например, по биометрическим параметрам осуществляется доступ к таким привычным для нас устройствам как компьютер (через сканеры отпечатков пальцев), смартфон (по фото овала лица) и т.п.

Сейчас на этой теме спекулируют только отдельные личности, вводя наших граждан в заблуждение. Их «страшилки» по поводу отпечатков пальцев не вызывают у меня ничего кроме досады. Горе-эксперты забывают рассказать о том, что, как минимум, несколько миллионов украинцев уже сдали свои отпечатки пальцев. Все, кто выезжал в США и Великобританию – сдали их при получении визы или пересечении границы.

Теперь о защите информации в Украине. Один офицер МВД Украины сказал, что если какие-то базы данных и продаются на Петровке, то только не базы данных Государственной информационной системы регистрации физических лиц и их документирования (ГИС). ГИС обеспечивает централизованное оформление загранпаспортов. Разработал и внедрил ее EDAPS.com. Так вот, на столичной Петровке вы не найдете НИ ОДНОЙ копии базы данных из ГИС. Нет ни одной подделки современных загранпаспортов, также разработанных и внедренных EDAPS.com.

Из-за высокой степени автоматизации никто не сможет незаметно скачать и вынести на базар эту базу данных. При попытке несанкционированного копирования информации оператор будет мгновенно выявлен и отстранен от эксплуатации со всеми вытекающими последствиями.

Поэтому Украина уже давно технически готова к внедрению демографического реестра и биометрических документов, удостоверяющих личность. И наш опыт создания демографического реестра в Кении лишнее тому доказательство.