19:51 / 10.02.2011 Расследования

Тризуб имени Степана Бандеры: террористы или патриоты?

На самом деле, обе позиции далеки от истины

Picture

О «Тризубе» активно заговорили после январских арестов членов этой организации. В СМИ это преподносилось чуть ли не как разоблачение вооруженной до зубов банды террористов, планировавшей государственный переворот. С другой стороны, националисты характеризировали и продолжают характеризовать происходящее как репрессии против невиновных украинских патриотов. Для большинства сторонних наблюдателей «Тризуб» словно бы возник из ниоткуда. Люди, не вникающие в радикальную политику, до последнего времени не были знакомы ни с его деятельностью, ни с идеологией и поэтому не могут оценить ситуацию объективно. Что же представляет из себя скандальная организация, выясняли корреспонденты «Багнета».

Существование «Тризуба имени Степана Бандеры» насчитывает более 17 лет. Он был основан в 1993 году как силовое крыло КУН (Конгресса Украинских Националистов), подраздела ОУН(р) (Организации Украинских Националистов революционной). В тот период появлялось много военизированных организаций националистической направленности, достаточно вспомнить УНСО или Варту «ДСУ». «Тризуб» мало чем от них отличался: похожие лозунги, такая же милитаристская эстетика, пристрастие к униформе и маршам, и, конечно же, ОУН-УПА в качестве предшественников и идеологических ориентиров.

Революционная и патриотическая риторика националистов подобного толка полностью основывалась на исторических реалиях 40-50-х годов. Невзирая на обретение Украиной независимости, правящий режим (сначала Кравчука, а потом Кучмы) по-прежнему считался «антинациональным». Позже получил широкое распространение термин «внутренняя оккупация», который сегодня используют не только радикальные националисты, но и их более умеренные собратья по правому флангу. По мнению сторонников «Тризуба», режим оккупантов необходимо свергнуть в ходе национальной революции и добиться построения государства согласно заветам Степана Бандеры. Сегодняшняя Украина считается переходной фазой от стадии «московской колонии» к «национальному государству».

В 1999 году «Тризуб» отошел от Конгресса Украинских Националистов и выделился в отдельную организацию во главе с самоназванным полковником Дмитрием Ярошем. Кроме своего символа (крест-меч и трезубец в круге), тризубовцы забрали себе газету «Бандеровец», изучение старых выпусков которой позволяет восстанавливать историю организации.

Президентские выборы 1999 года нанесли существенный удар по репутации «Тризуба». Тогда организация впервые выступила в поддержку Леонида Кучмы, мотивируя это необходимостью противостоять коммунистической угрозе, персонализированной в виде Петра Симоненко. Это не совсем уживалось с тезисом об «антинациональной сущности правящего режима», который ещё недавно было необходимо ликвидировать в революционном порядке. Но всё же ритуальная ненависть к коммунистам перевесила все прочие аргументы. В своих агитационных листовках «Тризуб» называл Кучму даже не меньшим злом, а «настоящим украинским державником», практически отказавшись от своей агрессивной оппозиционности. Этот подход возмутил многих радикальных националистов.

Два года спустя, в 2001 году, снова проявилась близость «Тризуба» и тогдашнего украинского президента. Во время акций «Украина без Кучмы» газета «Бандеровец» жестко критиковала протестующих, утверждая, что любая смена власти будет играть на руку власти. Дело не ограничивалось агитацией: одетые в камуфляж и часто вооруженные баллончиками со слезоточивым газом активисты «Тризуба» нападали на колонны КПУ и СПУ. В то же время другие националисты, например из УНСО, пытались отсечь «коммунистов» от остальных протестующих, но не выступали против акции как таковой.

В ходе оранжевой революции «Тризуб» практически не играл заметной роли, не заняв ни одну из сторон. Вместе с другими радикальными националистами его активисты маршировали в униформе и раздавали листовки с призывами к возрождению нации. Впрочем, уже к 2006 году они определились со своими пристрастиями, поддержав Юлию Тимошенко, когда она лишилась премьерства и собрала «Майдан – 2». Надо заметить, что, по одной из версий, эта поддержка, выражавшаяся в призывах штурмовать Верховную Раду, была провокацией, направленной на эскалацию насилия. В 2010 году история с призывами к штурму повторилась после принятия скандальных харьковских соглашений о Черноморском Флоте. Тогда точно так же радикалы из «Тризуба» выступали по одну сторону баррикад с весьма умеренными националистами из БЮТ. Впрочем, и в первый, и во второй раз до насилия дело не дошло, всё ограничилось лозунгами.

Несколько участников «Тризуба» приняли участие в охране «предпринимательского Майдана» осенью 2010 года. И в этот раз их деятельность носила двусмысленный оттенок: немногочисленные охранники в камуфляже сдерживали не милицию, а левых активистов, некоторые из которых были потенциально готовы принять участие в кампании против Налогового кодекса. Но члены организаций «Тризуб» и «Патриот Украины» в охране сделали невозможным появление палаток коммунистов или анархистов. Все стороны понимали, что оно неизбежно приведёт к драке и развяжет руки милиции.

Весьма интересны отношения между «Тризубом» и ВО «Свобода»: незадолго до выборов в местные органы власти 2010 года в некоторых регионах распространялись листовки с критикой Олега Тягнибока с ультраправых позиций. Тризубовцы, будучи куда более радикальными националистами, чем «Свобода» могли успешно воздействовать на часть партийного электората. Нельзя не заметить, что критика Тягнибока играла и играет на руку в первую очередь БЮТ, который постепенно вытесняется на одно электоральное поле с радикалами. Но говорить о какой-то тесной связи между «Тризубом» и Тимошенко было бы, неверное, неправильно - скорее можно отметить факт периодического ситуативного сотрудничества, которое не афишируется на официальном уровне.

На пике известности организация оказалась после отпиливания головы памятника Сталину перед запорожским обкомом КПУ. Война с «коммунистическими» памятниками всегда была важной составляющей деятельности «Тризуба». Но в этот раз простым вандализмом дело не ограничилось: 1-го января прозвучал взрыв, разбивший памятник на мелкие осколки. Дело было квалифицировано как терроризм, а главными подозреваемыми оказались люди, и ранее покушавшиеся на любимую игрушку запорожских коммунистов. Позже в Живом Журнале появился блог kikhot1953, автор которого взял на себя ответственность за взрыв памятника, подробно описав использованную технологию. Но даже если с активистов «Тризуба» и будут сняты обвинения в терроризме, за ними всё равно остаётся вандализм (отпиливание головы) и хранение оружия.

При изучении идеологии «Тризуба» в глаза бросается её историческая ориентированность. Вся риторика и терминология родом из 40-50-х годов XX века, и довольно-таки слабо учитываются сегодняшние реалии. Действующий режим рассматривается как прямые наследники «московских оккупантов», т.е. Советского Союза и ранее Российской империи. Практически отсутствуют расистские и паневропеские лозунги, которые многие украинские ультраправые позаимствовали у своих европейских и российских коллег. «Тризуб» говорит о сотрудничестве со всеми «антиимперскими» (по факту - антироссийскими) силами, в том числе, с чеченскими исламистами. Вопрос миграции, который активно муссируется «Свободой», а некоторыми маргинальными организациями вообще рассматривается в качестве главного источника всех проблем в стране, «Тризуб имени Степана Бандеры» опять же сводит к негативному влиянию «имперского» соседа.

Важную роль в мировоззрении организации играет религия. Христианство в его фундаменталистской интерпретации является важным идеологическим базисом для многих националистов. «Тризуб» имеет контакты как с УГКЦ, так и УПЦ КП, декларируя единство всех христиан. При этом отношение к Московскому Патриархату явно враждебное. Его деятельность воспринимается как очередная попытка России установить культурную гегемонию. Именно религиозными мотивами объясняется активная борьба за «общественную мораль», которую ведут тризубовцы. В этом контексте можно вспомнить поджог киевской «Я-Галереи» осенью 2009 года, а также нападение на участников и посетителей презентации книги «120 страниц Содома». Борьба за христианские ценности, как правило, сводится к радикальной гомофобии. Ей «Тризуб» объясняет практически любые силовые акции против своих противников, которые приравниваются к секс-меньшинствам. В своей программе «Тризуб» призывает ввести уголовную ответственность за пропаганду «сатанизма», «атеизма» и «порнографии».

Помимо религиозной, активно используется социальная и умеренно-антикапиталистическая риторика, напоминающая программы европейских фашистских организаций первой половины XX века. Классовые конфликты предлагается смягчать путём сплочения нации и построения корпоративного государства, действующего как единый организм. При этом достижение равенства не является целью этой конструкции. В государстве-корпорации каждый должен занимать своё место в жесткой иерархии, но при этом обладать социальной защищённостью и опекаться властью.

Надо заметить, что «Тризуб» не практикует партийно-парламентский путь борьбы и позиционирует себя как «орден». Не ставя своей целью взятие власти, тризубовцы хотят влиять на неё извне, противостоя негативным, на их взгляд, тенденциям и приветствуя позитивные. Такой подход способен объяснить сотрудничество с практически любой политической силой: достаточно объявить, что её текущие действия соответствуют интересом украинской нации.

Недавние аресты членов Тризуба сопровождались изъятием оружия, что дало представителям внутренних органов возможность говорить об опасных экстремистах, склонных к насилию. На самом деле, склонность к насилию у них действительно присутствует, а вот опасность преувеличена. Пристрастие к собиранию оружия и маршам в камуфляже является скорее частью ритуала, попыткой приблизиться к своим предшественникам из ОУН. Вряд ли когда-то эти арсеналы могли бы быть использованы по назначению. «Тризуб» действительно часто участвует в уличных нападениях, но использует в них не пистолеты и гранаты, а газовые баллончики и дубинки. В этом плане они не отличаются от многих других праворадикальных организаций и вполне вписываются в субкультурную борьбу «фа» и «антифа», будучи скорее склонными к хулиганству, чем к настоящему террору.

Всю деятельность «Тризуба» можно назвать одной большой исторической реконструкцией, попыткой интегрировать идеологемы прошлого века в современную реальность без учёта того, что мир изменился. Их эстетика, лозунги и программные сочинения - родом из прошлого века. «Тризуб» отличается от многих других ультраправых организаций тем, что совершенно не пытается быть модным и завоёвывать новую аудиторию: суровый националистический пафос может привлечь подростков и ненадолго заинтересовать отдельных представителей творческой интеллигенции, но отпугивает гораздо более широкие слои населения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ